Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

кит

(no subject)

Вот я вижу рифму Лахта-Ботаково-Вильнюс (с точностью до улиц и локаций).
Думаю: это объективная реальность или мой глюк?

Думаю, миру-нужен-человек, который видит и дособирает подобные рифмы. Это отчасти похоже на аппроксимацию дискретных данных непрерывной функцией (города - точки; человек, собиратель и охотник, - функция, но не совсем, всё сложнее и интереснее).
кит

Важное

Перечитать "Канун всех святых" Рэя Брэдбери (раз в 5-й, наверное, в 4-й читала несколько лет назад) — done.
кит

Сколько лет прошло

Где-то в ноябре-2009 мы с боевым товарищем сидели в пустой аудитории, готовились к зубодробительной контрольной по матану, и я вдруг написала стих (кажется, до того момента со мной такого не случалось).
Collapse )

Я от неожиданности и чтобы не взорваться показала стих товарищу, товарищ сказал "Ого! Ну ты даёшь!". (У стиха, разумеется, был адресат, но не этот товарищ, другой).
Я тогда охуела не знала, "хорошо" это или "плохо" я написала. Я и сейчас не знаю.
Но вообще сейчас знаю больше, чем тогда:
1) по сути, это моя личная метта-медитация: изобрелось;
2) последние 2 (или 4, сложно понять) строчки немного напоминают мне оленёнка на льду;
3) в моей системе координат (одной из) оно живёт рядом с

"Солнце, свежевымыты стекла,
Почти что готов обед
И ни шагу назад -
У завтра стальной хребет
И зима кончается, и опять наступает лето
Но не будем об этом, хорошая, сейчас не об этом
"

(Самое Большое Простое Число)

Но *опять лезет руками в чужой текст, ай* у завтра (больше) не стальной хребет, у завтра (например) — виноградная хорда.
кит

(no subject)

В пекарню заходят трое мужчин. Формируют очередь. И последовательно произносят:

*
Зелёный чай...
Сосиску в тесте...
И...
Ёхку!

(Последнее я, видимо, не расслышала)

*
А мне, пожалуйста, американо с собой.
Одну венгерку, два сочника. Эклер.

*
Один маленький сельский хлеб, одну плюшку московскую.
Три жульенчика с курицей и грибами.
(С чем? - уточняет продавщица)
С курочкой!

Вслед за ними (они уже ушли) заходит женщина:

*
Мне, пожалуйста, два расстегая с горбушей, один бездрожжевой беленький и серенький сельский. И булочку с повидлом.
И пакетик, будьте добры.

Далее меня уносит в "Структуру реальности" Дэвида Дойча.

Выныриваю от того, что мужик в строгом костюме Очень Громко заказывает 10 слоек с черникой.
Пока продавщица их упаковывает, он излагает Драматичную Историю.
-- Женщина! Вместо того, чтобы самой печь, вчера купила у вас 8 этих плюшек, небось сфотографирует их, в инстаграм выложит, напишет, что сама испекла! На большее её не хватает!
А я, я, я... я тоже так могу!

Я возвращаюсь в книгу: "Например, мы можем считать на пальцах, потому что физика пальцев естественным образом имитирует арифметику целых чисел от нуля до десяти", -- пишет Дэвид Дойч.
Тут входит кто-то ещё, сквозняком сносит салфетку, я её хватаю, книга складывается веером, и я вижу подчёркнутую мною же строчку: "Однако математики -- это достаточно нетипичные физические объекты".

Да, "Структура реальности" мила мне не только смыслами, но и тканью (и тенями) текста.
кит

(no subject)

Утром мне казалось, что ускорение свободного падения выросло на некоторое положительное число метров на секунду в квадрате. Спутник не лайт. Впрочем, это не слишком мешало, скорее было странным.

Читаю "Странные танцы" Анны Козониной (книга улётно-проясняющая), встречаю там отрывок из манифеста танцевального кооператива "Айседорино горе":

"Мы, танцевальный коо­ператив Айседорино горе, плоть от плоти гиперреальности росс­ийского танцевального поля, берём всё, что видим на его поверхности и за её пределами. Нес­вязно, случайно, нао­бум мы полагаемся на инсти­туциональную маргина­льность и возделываем маргинальную институциональность. Подрабатываем на развитие телесного футурологического вооб­равыражения (жир мой, примечание тоже), освобождая внутренние органы от концепц­ий и миофасции от политики гегемонов." Отсюда: https://www.isadorino-gore.com/aboutru
🔥
кит

(no subject)

Почти внезапно (спасибо племянницам) оказалась на концерте "Немного нервно".

Рост крутости НН экспоненциален.

"Книга имён" безусловно делает светлей, а я теперь могу пропускать это через себя без попыток развоплотиться. Охуенно.

кит

(no subject)

Рассказывая о танцевальном фестивале, на котором очень странным образом побывала в январе-2016, упомянула "Моя рыба будет жить" Рут Озеки и попыталась кратко и без спойлеров описать, о чём это вообще и как дико точно оно вписалось в мою версию того фестиваля.
А после разговора нашла у себя в голове:
"Я думаю, главный герой книги Рут Озеки "Моя рыба будет жить" — не Нао, не Рут и не Оливер, и даже не Дзико, и не Песто (надо же, я помню их имена!), и не ворона, и не квантовая физика. Океан — главный герой книги Рут Озеки "Моя рыба будет жить."
Похоже.
-
Как область исследований: поиск нетривиальных и нейтральных линий, аутентичный паркур.
-
Вечером пошла во вкусвилл за едой на завтра. Купила еду. Подошла к подъезду. Не нашла ключи а) в кармане джинсов; б) в рюкзаке; в) в шоппере с продуктами.
Страшно, но как-то поверхностно удивилась. Подумала, что я не теряю ключи по определению. Ещё раз поискала везде. Не нашла ключи.
Зачем-то обошла дом. Увидела кусочек заката. Даже по маленькому кусочку заката поняла, что закат сегодня невероятный. Поглядывая на закат, ещё раз проверила карманы джинсов, рюкзак, шоппер. Пакетики с яблоками, лесной сливой и огурцами. Неа.
Обнаружила в голове три слоя мыслей:
1) Надо срочно бежать в поле смотреть закат, это что-то невероятное там сейчас.
2) Теперь домой я попаду только часа через три, хорошенько перед этим поездив, может быть, оставила ключи в корзинке, надо вернуться в магазин и спросить.
3) Я не теряю ключи.
И побежала в поле.
По пути поняла, что надо спасать мороженое. Хорошо, что я выбрала "мятную тыкву", а не 300 г "солёной карамели". Теперь знаю, что вкус "мятной тыквы" идеально сочетается с сиренево-оранжевым закатом во всю облачную часть неба.
(Если бы не кейс с ключами, я бы не поняла, что хочу мороженое, но, возможно, я бы и не хотела мороженого, если бы не кейс с ключами).
Я пришла к полю и застыла у его края, пока закат не схлынул. Потом побрела выбрасывать стаканчик от мороженого. Возле урны ко мне подошла собака на длинном поводке и стала биться черепом в мою коленку. "Он щенок, извините его!" — прокричали мне с другого конца поводка. "Всё в порядке", — ответила я.
Какой-то части меня было интересно, когда я разверну активные действия по возвращению-восстановлению ключей. Другая часть продолжала твердить, что ключи-я-не-теряю. Третья очень хотела к морю.
Я же пошла в сторону вкусвилла самой короткой дорогой, вверх.
А это горячие источники Подмосковья, подумала я, любуясь на столбы пара, поднимающиеся над канализационными решетками, и вдруг почувствовала ключи в правом, самом предсказуемом кармане джинсов. А где им ещё быть. Вещь в кармане чувствуется лучше, если идёшь в гору, а не с горы, вдруг поняла я. Надо было мне сразу пойти в гору. Впрочем, нет.
кит

(no subject)

Иногда люди спрашивают друг у друга, зачем учить танцевальные связки (вообще, чего только люди друг у друга не спрашивают, но я отклоняюсь). Да чего уж там, лет пять назад я задавала этот вопрос себе и другим, и получала и находила ответы, но неполные. Потом вопрос "зачем" отпал: я просто либо учила танцевальные связки, либо не учила, никому (и себе особенно) ничего не навязывая.

А сегодня _щёлкнуло_.

Танцевальные связки — это же стихи для тела. Телу тоже может быть интересно запоминать и воспроизводить нетривиальное, вовлекаться в стихотворение.

Очень люблю танцевальные связки авторства (и разбора) Auti Kamal: там разные и стили, и уровни, и настроения, но почерк узнаваемый; и да, контемпорари может быть не сложным технически и при этом одушевлённым ("сложность" и "одушевлённость" всё-таки разные измерения танца).

Живой класс:
кит

(no subject)

С утра хочется добыть книгу "Искусство формы" Йоханеса Иттена. Она есть и в открытом доступе просто на сайте и даже в pdf-формате, но мне бы именно книгу-как-объект. И "Искусство цвета" тоже — за компанию. Что-то они везде закончились, чуть позже продолжу поиски.

Впервые я встретилась с книгами Иттена на курсе Елены Макаровой, потом сестра дала погонять "Искусство формы". Очень приятная штука. Разворот с прыгающими собаками не забуду никогда.

Даже в переводе сохраняется живительно структурирующий (особенно в такую жару) ритм текста. И иллюстрации (в "Искусстве формы") охлаждают.